~ Карьеры

Закрывши карьер, по щебню не плачут

Кампания против добычи камня в Карелии бьет по строительному рынку и увеличивает объемы импорта щебня

Защита от «карьерной напасти»  озера Ястребиное (расположено в Ленинградской области у границы с Карелией) и громкое дело о взяточничестве одного из чинов карельского правительства, ведавшего в  числе прочего лицензиями на разработку природных ископаемых, получили общероссийский резонанс.  С инспекцией в республику прилетал даже глава Минприроды Юрий Трутнев. Результатом стало решение о создании в будущем на побережье Ладоги национального парка, заодно было объявлено об отзыве лицензий на всех площадках, которые  намечены для создания новых карьеров.
Экологи, простые защитники природы могут торжествовать. Остался только один вопрос: где сейчас брать гранитный щебень для строительства жилья и дорог в Северо-Западном и Центральном федеральных округах, в двух столицах – Петербурге и Москве?
Щебень, как и цемент, – хлеб строительства. Даже в бетон для фундамента сельского домика  нужна каменная крошка. А бетон для многоэтажных домов, для мостов и набережных может быть замешен только на высококачественном гранитном щебне. На Северо-Западе и в Центральном округе он имеется  в трех регионах – Ленинградской области, Карелии и Воронежской области (небольшие месторождения Мурманска и Архангельска погоды не делают). В сумме Ленобласть и Карелия дают чуть больше 20 миллионов кубов в год, Воронеж – 7. 24 миллиона добывает Урал, но везти его от туда в европейскую часть страны невыгодно экономически.
Москве щебня из российских карьеров уже не хватает, хотя она получает его и из Воронежа, и из нашего региона. Вообще дефицит этого материала по Центральному федеральному округу – 20 миллионов кубов (потому и жилье в Москве запредельно дорогое), Южному и Приволжскому округам не хватает в сумме 16 миллионов кубометров.
Дефицит восполняется за счет поставок из Белоруссии и отчасти из Финляндии.  В Петербурге дефицита пока нет – он  стоит на дороге, по которой перевозят ежегодные 20 миллионов кубометров камня из Карелии и Ленобласти. Так что свои собственные потребности он обеспечивает. Но только до поры до времени – скоро  весь наш щебень пойдет на общефедеральные нужды. Министр транспорта Владимир Левитин озвучил план: построить в России полмиллиона километров новых дорог. А каждый километр хорошей дороги – это 2,26 тысячи кубометров щебня. Только строительство автобана Петербург – Москва потребует щебня больше, чем Северо-Запад добывает за год.  Приоритетной объявлена перестройка к Олимпиаде всего сочинского региона – это еще несколько десятков миллионов кубометров щебня. Тамошние карьеры дают рыхлые непрочные базальты. Так что гранитный щебень придется везти или с Украины, закупая его там по мировым ценам, или из Воронежа. Но в этом случае дефицит в Центральном регионе нечем будет восполнить, кроме как щебнем из Карелии. Если его не будет, останется только один источник – импорт.
Эта небольшая страна добывает гранитного щебня почти столько же сколько вся Россия. Причем – без всякого ущерба для своей экологии. Щебеночные производства есть даже на территории Хельсинки. Но большую часть добычи обеспечивают обычные карьеры – такие же, как в Карелии. Технологии что у них, что у нас практически одинаковы. В каменных пластах пробуривают шурфы, куда закладывают небольшие заряды слабой взрывчатки – она просто выкалывает глыбы. Таким способом ведут даже прокладку линий метро под жилыми кварталами – и никакого грохота, сотрясений и уничтожения окружающей среды.
После выработки карьера (она ведется обычно лет 20) получившийся котлован просто  оставляют в покое. Он заполняется грунтовыми и дождевыми водами, лет через пять здесь уже возникает своя биосистема – водоросли, рыбы, растительность по берегам. В общем – еще одно озеро, берега которого быстро застраиваются коттеджами.
В Карелии же ситуация с карьерами странная. Имея почти такую же площадь гранитных месторождений, республика добывает щебня в 5  раз меньше. Изначально виноваты в этом были не экологи, а экономисты. Дело в том, что в цене щебня, доставленного потребителю в Петербург или Москву, половина или более того – транспортные расходы. То есть не так дорого его добывать, как возить. Самым дешевым считался водный путь. А ближе всего к берегу Ладоги расположены карьеры в Ленинградской области, например, крупный комбинат Гранит-Кузнечное, который отгружает свою продукцию через собственные причалы. В прежние времена на экологию особо не смотрели, так что береговая и прибрежная зона в этом районе действительно вызывает опасения.
Но под горячую руку попала сейчас именно Карелия. Хотя там добыча камня намечается отнюдь не на береговых участках – отзыв лицензий грозит даже тем, кто удален от берега больше чем на 10 километров.  Современные компании имеют возможности подводить к своим карьерам железнодорожные пути, так что  вся логистика строится именно на этом экологически безопасном виде транспорта. А планируемые технологии добычи камня вполне соответствуют международным требованиям.
По одним сообщениям,  работы по подготовке новых карьеров в республике остановлены до полного изучения всех обстоятельств:  как получались лицензии на их разработку, не были ли это связано с коррупцией, соответствуют ли планы их разработки всем природоохранным требованиям.  По другим – никакой добычи камня вестись не будет, пока законодательство Карелии не будет приведено в соответствие с федеральными нормами, после чего лицензии придется получать заново.
Предлоги уважительные, проблема только в том, что проверяющие и контролеры не связаны никакими сроками. Скорее всего, они будут ждать, когда схлынет волна общественного внимания к этой проблеме, – полгода или даже больше. Между тем строительный комплекс Северо-Запада и центра России столько ждать не сможет. Щебень нужен каждый день во все возрастающих количествах. В прошлом году  его потребление выросло на 22 процента. В нынешнем рост составит около 12 процентов.  И та же Финляндия охотно закроет дефицит, создавшийся по вине Карелии.
В администрации Лахденпохского района Карелии – одного из самых бедных районов республики, который очень рассчитывал на открытие у себя нескольких карьеров, – открыто говорят: ищи того, кому была выгодна «экологическая» кампания по защите республики от карьеров, и чего вдруг она так мощно развернулась.
Судя по росту цен – а уже сегодня кубометр качественного гранитного щебня стоит 1750 рублей  (год назад – 1250 рублей), – в выигрыше те, у кого есть старые карьеры и кому не нужны конкуренты.

компетентное мнение

Лев Каплан, вице-президент союза строительных компаний «Союзпетрострой»:
– В Республике Карелия располагаются уникальные месторождения строительного и отделочного камня, в том числе основные запасы высококачественного щебня на европейской территории России. Ленинградская область – Карелия – Финляндия – единая система, только там можно добывать гранитный щебень. В Карелии есть все возможности, чтобы удовлетворить возрастающие потребности в этом виде нерудных материалов строительных рынков Северо-Западного и Центрального регионов. Кроме того, развитие щебнедобывающих производств позволит в два раза увеличить бюджет республики и во многом решить проблему безработицы.
Одна из моих забот – о том, чтобы строительство в Санкт-Петербурге и Ленинградской области не было заторможено, поскольку запасов сорокалетних разработок щебня на Карельском перешейке в Ленобласти явно недостаточно. Щебнедобывающие компании, входящие в «Союзпетрострой» и обратившиеся к нему за помощью, предоставили все необходимые документы, выданные правительством Карелии. К слову сказать, они не добыли там еще ни одного кубометра щебня и, несмотря на большие убытки, ожидают решения этой затянувшейся проблемы. Третьей побудительной причиной стало то, что на петербургском строительном рынке в данном сегменте возник монополизм холдинга «Группа ЛСР», что ведет к резкому удорожанию продукции и требует создания здоровой конкуренции.
Почему-то шум, поднятый в прессе по поводу разработок, якобы грозящих экологии всего Ладожского озера и, в частности, существованию острова Валаам, касается только Республики Карелия. Общественное мнение, явно подогретое с вполне определенной целью – не допустить конкурентов на питерский рынок, – никак не реагирует на аналогичные разработки карьеров, уже давно ведущиеся всего в 7 километрах от карельской границы и, вероятно, не оказывающие негативного влияния на экологию.
Научно-технический прогресс  часто вступает в противоречия с требованиями экологии. Но без добычи щебня строительство в Санкт-Петербурге, Москве, Новгороде, Воронеже приостановится. Карьеры Ленинградской области не справляются с растущими потребностями строительного рынка. А чтобы не страдала природа, необходимо применять современные щадящие технологии, вести разработки не вширь, а вглубь, использовать пылеулавливающие установки, соблюдать правила вскрышных работ.  Финляндия сегодня добывает от 30 до 40 миллионов кубометров щебня в год, экспортирует его в страны Европы, в Россию. Это показатель того, что современные технологии позволяют организовывать добычу щебня без ущерба для окружающей среды.
Я сам переживаю за природу и Карелии, и Ленинградской области, люблю здесь отдыхать. Но на сегодняшний день приостановить добычу щебня – значит приостановить жилое, коммерческое и транспортное строительство, поскольку альтернативного продукта современные строительные технологии не знают.